7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему упали продажи мебели

Содержание

Почему в мебельных магазинах нет продаж? Почему мебельщики производят «колбасу»? Как нам, продавцам мебели, изменить рынок России в ближайшие 10 лет? Статья №2

После первой статьи «Почему у мебельных фабрик России упали продажи до трех раз в 2016 году. Статья №1» (http://mebel-news.pro/articles/furniture-business/why-furniture-factories-of-russia-sales-fell-to-three-times-in-2016-article-no-1/) я получил много положительных откликов. И наша база мебельных контактов с 16008 выросла до 62712 за полгода. Хочу и дальше радовать вас в столь сложное время. Не буду тут повторять информацию о себе, ее можно прочитать в нашем блоге, в статье №1.

Перейду сразу к делу.
Вот уже много лет консультирую мебельщиков каждый день по России, СНГ. В этом году появились клиенты из Европы. Консультирую не я один, с коллегами, разные компании от мала до велика. Тут и мебельные холдинги, и частные предприниматели. Информации накопилось очень много.
По понятным причинам буду писать о компаниях, которые не являются нашими клиентами.

Что мы видим в 2016 году на мебельном рынке?
Продажи в розничных магазинах падают до 300 000 – 600 000 руб. в месяц. Закрываются бизнесы частных предпринимателей. Часть сетевых магазинов в Москве, Санкт-Петербурге и других городах сократили количество торговых точек. Даже в IKEA происходят серьезные изменения, но эта информация не для публичной рассылки. Салоны немецкой и итальянской мебели банкротятся каждый месяц, возрастает текучка персонала в этом сегменте. Есть отдельные города и узкие ниши рынка, где наблюдается рост в В2С продажах. Но этот рост связан с развитием при наличии денежной массы и/или освобождении доли рынка от конкурентов. Ну и HOFF торжественно шествует по России-матушке, заявляя о своих победах по увеличению продаж через интернет. Хорошо, что владельцы располагают деньгами и заработали они их не в мебельном бизнесе. Я вообще в России не вижу богатых мебельных компаний. И в журнале Forbes мы не видим знакомых нам лиц. Почему? Ответ скоро дам, но скажу еще о мебельных фабриках.

А что мебельные фабрики?
Они с трудом выживают на грани точки безубыточности. Деньги если есть, то это либо инвестиции и кредиты, либо средства, которые выдергиваются не из мебельного бизнеса. Нет в России богатых мебельных фабрик, но на мебельных выставках и форумах у всех «все супер»!

Владельцы фабрик, откликнитесь! Скажите, что я ошибаюсь!

Да, крупные игроки занимают освобождающиеся сегменты рынка, выводят новый бюджетный продукт или расширяют ассортимент товаров. Большинство устремили взоры на клиентов среднего нижнего класса. По понятным причинам – тут от 32% до 42% новой целевой аудитории. И, как заговоренные, продают свою «франшизу» или бренд-секции. На практике монобрендовый формат в кризис выгоден только производителям, но не продавцам мебели. Особенно это заметно в городах с населением менее 300 000 жителей. И производственники верят, что их спасет новый товар и дизайн. Коллеги, очнитесь! Перестаньте, пожалуйста, производить «колбасу» и пытаться ее продавать!

А теперь отвечаю, почему нас, мебельщиков, нет в журнале Forbes.
И что я заладил про «колбасу», мы же мебель делаем и продаем.

Давайте разберём нашу ситуацию на примере заводов и комбинатов, которые производят продукты. Можно было взять бытовую технику или другую продвинутую отрасль, но больно «колбаса» – пример подходящий.

Представьте теперь, что у нас в России нет ритейла по продуктам питания. На рынке отсутствуют торговые сети, такие как «Магнит», «Перекресток», «Пятерочка», «Дикси», «СемьЯ», «ОКей», «Карусель» и в верхнем сегменте, например, «Азбука вкуса» и «Глобус Гурмэ». Представили? А теперь вспомните 90-е годы. Тогда мясные комбинаты пытались сами производить колбасу и сами ее продавать. И сегодня существуют подобные предприятия. Но мы понимаем, что основной скачок прогресса и наращивания капитала наступил, когда в России стал появляться «чистый ритейл» — торговые сети. Каждый должен заниматься своим делом! Производитель — производит, продавец — продает. Конечно, сейчас большинство из вас начнет спорить: «Это к нам не относится, эти вещи нельзя сравнивать! У нас тоже есть сетевые компании. Мы не сами продаем мебель, а через дилеров». А много у нас таких «чистых» сетевых компаний и все ли В2С клиенты знают их название? Хорошо, сравнительно недавно появился HOFF, кто еще? А кто ваши дилеры – дистрибьюторы? Это 95% частных предпринимателей из разных городов РФ и СНГ. Я сам — частный предприниматель. Основная доля клиентов в компании «Мебель Инвестиции Ритейл» — это ИП. Большинство из них — замечательные и славные люди. 98% говорят, что «мы уже 20 лет работаем на мебельном рынке и все сами знаем». Тогда где в мебельной рознице «Магнит», «Карусель» и «Глобус Гурмэ»?

Мой ответ на вопрос «почему в мебельных магазинах нет продаж?» — у нас мало настоящих бизнесменов в мебели.
Мы работаем – кто как может. Нам нужны современные технологии в маркетинге, менеджменте и продажах. Требуется кардинально поменяться. Но если вам бизнес нужен только для получения зарплаты, тогда это обращение не к вам .

Что нас ждет?
Мой прогноз на ближайшие 10 лет сбудется, если меня услышат все продавцы мебели. Владельцы HOFF не случайно выбрали слабую отрасль в РФ – мебель. Тут рынок очень разрозненный. Им есть куда применить опыт из «М.Видео». Будут развиваться мебельные гипермаркеты. После выстраивания логистики в городах откроются мебельные магазины формата «мини». Основной трафик клиентов сформируется, благодаря интернету. Конечно, всегда будет существовать малый бизнес, сети не смогут закрыть все ниши. Но, коллеги, рынок свободный и настоящей конкуренции нет! Скоро все фабрики постараются попасть в сети. Все просто! Открывай гипермаркеты или минимаркеты! И становись миллиардером!

И я предвижу вашу реакцию! Кто-то скажет, что это – чушь. Кто-то станет вспоминать, как развивался мебельный бизнес в Европе. Вспомнят про автомобильный бизнес. А москвичи скажут: «Ну вот, еще один человек из Санкт-Петербурга, который вздумал нас учить! Вас из Питера и так в столице стало слишком много». Но я не унываю, хотя говорю об этом с 2014 года.

Как нам, продавцам мебели, изменить рынок России в ближайшие 10 лет? Предлагаю следующее:
объединиться мебельщикам в группу компаний
создать проект
привлечь инвесторов
отмасштабировать наш опыт (писал о нем в статье №1)
построить несколько сетей, пока HOFF все не захватил:)

У кого есть настоящий инвестор «бизнес-ангел» или возможности выхода на инвестиционный фонд? Если Вы сами являетесь «бизнес-ангелом», то присмотритесь к новым горизонтам развития.
Кто из владельцев бизнеса готов участвовать, пишите на мой личный адрес lan@mirconsalt.ru.

На этом прощаюсь, больших вам продаж и не унывайте! К 2018 году станет легче — грядут выборы Президента РФ и экономику начнут латать:)

P. S.
Идею можно украсть и, когда через десять лет Вы станете миллиардером, сказать, что она была вашей:)

«Рынок мебели должен умереть». 7 основных причин, подтверждающих этот приговор эксперта

Познакомиться с точкой зрения автора пяти книг по увеличению продаж мебели, основателя Международного Мебельного Консалтингового Центра и Клуба Знаний Мебельного Бизнеса Самолёту любезно порекомендовали маркетологи ЧФМК.

Для начала несколько цифр. Наблюдения за тем, как функционирует рынок мебели, навели Александрова на такие выводы:

  • 2-3% мебельных бизнесов сейчас растут;
  • 5-10% — удерживают свои прежние показатели (но это неустойчивое состояние);
  • 75-80% — медленно угасают;
  • 5-10% — быстро движутся к краху. Скоро закроются.

В том виде, в котором мебельный рынок прозябает сейчас, он не устраивает никого, считает Сергей Александров. Если ничего не предпринимать, то через 10 лет на мебельном рынке останутся не более 30% сегодняшних мебельщиков. Плюс добавятся около 5% новых игроков, которые будут играть по другим правилам. Больше всего пострадают небольшие независимые мебельные бизнесы.

Виной тому 7 основных трендов, которые действуют на рынке сейчас. И продолжат действовать, если в макроэкономике не произойдёт кардинальных изменений вроде падения рубля, мирового кризиса или начала военных действий. Итак, вот эти тренды в версии г-на Александрова:

Тренд 1: Крупные становятся крупнее, мелкие мельчают и уходят

Главная причина того, характерного для многих рынков тренда, заключается в том, что у небольших независимых мебельных бизнесов нет воли к изменениям. Если в крупном бизнесе собственник или директор могут выделить деньги, нанять людей для перестройки бизнеса под новые условия, то в малом и среднем все изменения зависят только от воли собственника. Решение есть, но не для всех.

«При любых обстоятельствах, даже явно ведущих к развалу и потере своего бизнеса, максимальное количество собственников, которые решаются на изменения, — не более 15%, — уверен Сергей Александров. — Львиная доля тех, кто не изменится, 10 лет не проживут».

Закономерность 2: Будет новая волна закрытия компаний

С 2014 года, когда в стране явно ухудшилась экономическая ситуация, прошло четыре года. За это время 30% самых слабых игроков покинули рынок мебели: закрылись или перепрофилировались.

«Человек устроен так, что через 3-5 лет наступает усталость, если обстоятельства не дают надежду на улучшения, — говорит Александров. — Это значит, что в ближайшие год-два будет афтершок: из тех бизнесов, кто продолжает с трудом тянуть лямку, многие с рынка уйдут. Причём не самые слабые с точки зрения денег, а самые „уставшие“. До 10-15%».

Тренд 3: Грядёт стандартизация ассортимента

Укрупняясь, действующие успешные мебельные бизнесы будут менять товарное наполнение рынка. Будут упорно продвигать на рынок стандартизованную мебель. Кастомизированную, но при этом стандартизованную. Просто потому, что её проще встраивать в техпроцессы маркетинга, продаж и логистики.

Сергей александров приводит в пример кресла-мешки. Они легко стандартизируются, но их можно выпускать в сотне расцветок.

Конечно, такие кресла — мизер для рынка, но стандартизованных заменителей привычной нам мебели будет появляться всё больше. Просто потому, что они нужны крупным игрокам, полагает эксперт:

«Это значит, что мебельщикам с привычным товарным наполнением станет ещё немного хуже. И ещё часть мебельных бизнесов, которые сейчас работают на грани рентабельности, закроются».

Тренд 4: Федералы устанавливают новые правила

Здесь, по словам Александрова, речь идёт об игроках федерального масштаба, которые внедряют новые технологии в мерчандайзинг, управление ассортиментом, маркетинг. Например, то качество выкладки товара и насыщение пространства аксессуарами, которое раньше присутствовало в лучшем случае в среднем сегменте, становится обычным делом для эконом-сегмента.

И таких примеров десятки, убеждён эксперт:»Процесс внедрения технологий федеральными игроками сейчас напоминает локомотив, который уже набрал хорошую скорость и который не остановить. Это очень мощный тренд. Я много езжу по городам, всё это наблюдаю и понимаю, к чему это приведёт уже в ближайшие годы. Передел рынка уже идёт полным ходом. Можно только выбрать, активным или пассивным участником этого передела быть«.

Тренд 5: Агрессивное развитие интернет-магазинов мебели и товаров для дома

Пока, говорит Александров, они только относительно конкурируют с устоявшимся «классическим» рынком мебели. Потому что при покупке дорогого товара покупатели всё ещё хотят его потрогать, посмотреть вживую, посидеть на нём. Поэтому средний чек в интернет-магазинах сейчас в районе 10 000-20 000₽.

Но растёт и средний чек, растут и обороты интернет-магазинов. Например, компания Divan.ru удваивает свои продажи последние 3 года. Только мягкой мебели Divan.ru в августе продал на 40 миллионов.

«Так как рынок в целом не растёт, то растут они за счёт вас», — напоминает эксперт владельцам традиционного мебельного ритейла.

Тренд 6: На мебельный рынок придут игроки из других отраслей

Один из возможных примеров: застройщики, продающие квартиры с полной отделкой и уже с мебелью.

Да, на такие предложения откликнется только небольшая часть покупателей, но существующим сейчас мебельным бизнесам станет ещё немного хуже.

Могут появиться предложения мебели, в которых от мебели осталась только функция. Например, вертикальные элеваторные шкафы для компактного хранения одежды, с гибкими декоративными стенками-жалюзи.

Такая конструкция для части покупателей может заменить корпусную мебель. Хотя от корпусной мебели в нашем понимании здесь нет почти ничего. Металлическая регулируемая конструкция фабричного китайского производства плюс несколько листов гибкого пластика. Не требует при продаже специалиста-консультанта, поэтому легко продаётся через интернет и легко доставляется в любой город транспортными компаниями.

И это тоже не фатально для рынка мебели в целом, но часть мебельщиков, которые не готовы меняться, с рынка уйдут. Потому что привычный нам рынок ещё немного сожмётся.

Могут появиться предложения, в которых мебель — уже второстепенная основа для основной выгоды потребителя.

«Представьте себе такую рекламу: „Зимний сад на кухне, земляника с куста в доме круглый год“, — говорит Сергей Александров. — И это вполне реально, я уже встречал такие эксперименты. Разработчики технологий выращивания растений под искусственным освещением сейчас работают над этим.Не знаю, когда они массово выйдут на рынок, но концентрировать в своей рекламе внимание потребителей они будут не на расцветке и материале кухни, а на количестве урожая, удобстве пользования и на здоровье.Им потребуется партнерство с производителями мебели — всё-таки речь о кухнях. Но такое количество мебельщиков им не нужно, с партнерством повезёт не многим».

Возможно, кому-то придет в голову скрестить кровать с интернетом, продолжает фантазировать эксперт, ведь интернет вещей развивается активно. Поэтому вполне можно себе представить:

  • кровать, которая начинает согреваться при нажатии на кнопку «выключить компьютер»;
  • кровать со встроенным массажным будильником: не массажная кровать, а именно место для комфортного сна, которая утром будит, вечером убаюкивает;
  • автоматизированную кухню, которая к вашему приходу берёт из встроенного холодильника продукты и на встроенной плите готовит ужин.

И всё более значительную часть покупателей будут интересовать не традиционные столы-стулья-кровати (даже с независимыми пружинными блоками), а, допустим, защита от вирусов, скачивание обновлений рецептов и массажных программ, встроенные и дополнительные функции.

Тренд 7, сейчас самый мощный: Покупатель решает, к кому зайти, чтобы присмотреть себе мебель, на основании информации из интернета

В 2016 году доля таких покупателей была 40%, напоминает Сергей Александров. Сейчас она приблизилась к 50%.

Поэтому, если в момент выбора покупки и места, где её можно совершить, конкретный магазин не попадётся на глаза покупателям, половина из них гарантированно туда не заглянут.

«Я убеждён, что изменения в предстоящие 10 лет будут в десяток раз существеннее, чем изменения за прошедшие 10 лет, — делится с читателями Самолёта Сергей Александров. — Просто потому, что возможностей экстенсивного развития мебельного рынка больше нет. Поэтому силы игроков рынка будут направлены на интенсивное революционное развитие. Отсидеться больше не получится».

Подготовил Сергей Авдеев
СамолётЪ

Мебельный бизнес в 2021. Прогноз, предчувствие и ожидание.

1 января 2020 года я написал статью о том, какая ситуация будет с мебельным бизнесом в 20 году. И там было два сценария развития «Пессимистический» и «Очень пессимистический». Как и прогнозировалось, верх взял второй вариант. В статье я указывал, что большое влияние на мебельный рынок окажут внешние условия, и этими условиями стала пандемия. И как говорится в сказках, «пришла беда откуда не ждали». Вся система мебельного рынка страны от покупателя до производителя мебели просели и очень существенно.

Необходимость переформатирования рынка, о котором я давно говорю и пишу, начинает приобретать более четкие черты и начинает процесс ускоряться. Покупатель меняется очень быстро и пытается адаптировать к тем новым жизненным процессам, которые внесла пандемия. И которые теперь будут сохраняться еще относительно долгое время. Про мебельный бизнес этого сказать не могу, многие ещё надеются на возвращение старых подходов в отношениях с потребителем. И в какой-то момент, а именно в августе- сентябре им показалось, что всё будет как прежде. Был бурный рост продаж и многие поверили в «сказку». Я в своих статьях предупреждал, что надо будет смотреть по концу года, продажи упадут также резко, как и выросли. И ноябрь и декабрь был очень тихим, а тут ещё и кризис с наличием материала (ЛДСП) для мебельных фабриках. И дикий рост стоимости ЛДСП у производителей, что в свою очередь привело к срыву поставок по уже проплаченным заказам от розницы. Сначала мебельная розница была в шоке от цен, а потом и потребитель, привыкший к огромному предложению, столкнулся с дефицитом и увеличением сроков поставки. Многие магазины перешли на поставку по факту отгрузки. Что в свою очередь не очень хорошо было встречено потребителем. Тренд на сокращение торговых площадей ещё больше усилился. А ковидные каникулы сократили работников торговых залов.

Однако есть примеры и положительного развития. Так показали рост продажи матрасов и кроватей. Есть примеры и открытия новых торговых площадей, но всё это носит единичный характер, что также подтверждает, что и во время кризиса можно развиваться. И делают это те, которые умеют думать и анализировать новые условия, а самое главное у них были средства для этих действий.

Ну, а что новый мебельный год нам готовит. Подчеркну, что это моё личное видение развитие ситуации на мебельном рынке. С большой степенью вероятности, что тренд на сокращение мебельного рынка, а значит и бизнеса будет продолжен. С рынка будут продолжать уходить игроки с низкой эффективностью,с финансовыми трудностями, с кадровыми проблемами. Игроки, которые будут цепляться за старые методы работы с потребителем. Те, которые не могут в силу своих личностных качеств заставить себя перезагрузить свой бизнес. Слабые могут быть поглощены более продвинутыми игроками, а другие уйдут в другие ниши, но в структуре мебельного бизнеса.

Потребитель, тот ради, которого и существует весь мебельный бизнес. Это он Потребитель кормит всю цепочку от мебельной розницы до заготовки древесины. И как будет себя чувствовать потребитель в этом году будет зависеть и весь мебельный рынок. Я ещё отдельно опишу процесс перехода новой мебельной реальности в новый мебельный рынок. А пока Потребитель будет скорее всего испытывать определённые финансовые затруднения в плане станет более осмотрительным и расчетливым в принятии решения о покупки мебели. Что приведет к битве за покупателя среди мебельной розницы и производителями. Рост он-лайн предложений в прошлом году продолжится и в этом году. Производители мебели всё больше станут уделять он-лайн продажам, что приведет к некоторому обострению с мебельной розницей. Не всякая мебельная розница сможет открыть свой интернет-магазин, а также вести активную интернет жизнь.

Более-менее хорошо себя будет чувствовать мебель изготовленная на заказ. здесь также ожидается сокращение предложения, но и спрос сократится. Однако маржинальность у производителей заказной мебели повысится.

Импорт будет расти за счет увеличения своей доли в премиум классе. Он и прошлом году показал рост объема, но это скорее всего из-за роста курса валюты. Импортная мебель, это сегмент дорогой мебели, а дорогую мебель кризисы не убивают. Ожидаю большую экспансию турецкой мебели на наш рынок, она очень современна и доступна по стоимости и уже начинает конкурировать с китайской мебелью.

Можно сказать определенно, что год будет проходить под давлением сохранения НЕОПРЕДЕЛЁННОСТИ. Особенно это скажется в первом квартале этого года. Второй квартал скорее всего покажет рост, но до уровня 2019 года мы не дотянет, а вот маржинальность у тех мебельных структур, которые останутся на рынке , однозначно повысится. И они будут пожинать первые плоды нового мебельного рынка. В третьем квартале станет ещё больше прорисовываться новые тренды в работе с потребителем, будут появляться новые форматы работы с ним, а также внутри мебельного рынка. Надеюсь появятся и первые производственно-торговые и просто торговые пулы, что даст определённые преимущества перед одиночками. В конце года будем подводить итоги тоже не совсем лёгкого года, которым будет 2021 год. Кстати, чем дальше лес, тем хуже слышимость.

А пока на дворе начало января, все живут надеждой на лучшее.

Сезонный спад и экономический кризис убивают мебельные микро компании

Если ты среди вылетающих или уже вылетел, то используй эту стратегию для построения более сильного мебельного бренда!

Кризис

У некоторых небольших мебельных компаний уже два месяца подряд нет ни одного заказа. Работники разбегаются. Счета на оплату растут. В таких условиях то тут, то там доходит информация о закрытии очередной мебельной компании. Буквально на той неделе до меня дошли сведения о том, что закрылись 2 компании в Нижнем Новгороде и 2 в Чебоксарах. У них были мебельные салоны в престижных торговых центрах и это им не помогло.

Это просто телефонная информация от друзей. По факту уверен масштаб кризиса гораздо шире.

Если ты в малом мебельном бизнесе, то скорее всего чувствуешь этот риск и без моих слов. Но на всякий риск есть стратегия!

Если ты достаточно разумен, чтобы понимать, что ты “не бог” и всякое может случиться даже с тобой, то ниже посмотри стратегию выхода из кризиса, которую я тебе предлагаю.

Сезонный спад

Мебельный рынок традиционно испытывает сезонные спады. Эти спады происходят зимой сразу после новогодних праздников и с конца весны и до середины лета. Зимой и летом в эти периоды люди отдыхают.

Более крупные мебельные компании в этот период испытывают падение спроса, который может падать до 30 % от объемов продаж в периоды активного спроса.

Еще 5 лет назад в малом мебельном бизнесе ситуация была более благоприятной. В периоды сезонного спада количество заказов уменьшалось, но не происходило того, что происходит сейчас. Не было такого, чтобы не было вовсе ни одного заказа.

Сейчас все изменилось. И изменения продиктованы структурными изменениями в коммуникации “клиент-продавец”.

Структурные изменения

5 лет назад для того, чтобы узнать что-то о товаре клиент шел в магазин к продавцу. Получал информацию у разных продавцов. Принимал решение. И покупал. Такова была структура коммуникации.

Однако к данному моменту структура этой коммуникации изменилась. Покупатели в своем подавляющем большинстве перестали идти к продавцам за информацией. Всю информацию они собирают и изучают исключительно в интернете. Ровно так, как это сейчас делаешь и ты. После этого они принимают предварительное решение о начале сотрудничества с той или иной компанией. И начинают его. Такова современная структура коммуникации “клиент-продавец”.

И самое интересное, что от изменившейся структуры коммуникации пока выигрывают именно крупные мебельные компании. Они обладают хорошими бюджетами, которые позволяют им сформировать продвинутые многоступенчатые системы коммуникации с клиентами и в итоге вытянуть их в свои точки продаж. И малый мебельный бизнес в этом плане сильно проигрывает.

Гипотеза

Структурные изменения в коммуникации “клиент-продавец” при наложении на информацию о сезонном спаде спроса на мебель и при наложении на информацию о полном отсутствии заказов у небольших мебельных компаний наталкивают меня на гипотезу.

Гипотеза вот в чем. Пока спрос активен, то в мебельные центры к малым мебельным компаниям приходят те клиенты, которые пока еще не вовлечены в новую форму коммуникации с использованием средств интернета (динозавры). А когда происходит сезонный спад, то и они перестают приходить, так как динозавров уже сейчас осталось очень мало.

Стоит ли в своем бизнесе рассчитывать на вымирающий вид клиентов?

Как избежать кризиса

Единственный способ – учесть изменения структуры коммуникации с клиентами. Изменить свой подход к продажам. Понять и затем построить как минимум двухступенчатую систему продаж.

Хотя я считаю, что в сложившихся условиях, чтобы догнать и перегнать крупных игроков мебельного рынка уже сейчас необходимо выстраивать как минимум трехступенчатую систему продаж. Под двухступенчатой системой я подразумеваю достаточно заметную схему, которая заключается в следующем: на 1-ой ступени знакомства с клиентом ты предлагаешь ему бесплатную услугу (дизайн проект) для запуска которой клиенту даже ходить никуда не надо, а на 2-ой ступени, когда клиентам нарисованы бесплатные проекты, ты предлагаешь им купить мебель.

Из 100 нарисованных проектов мебель заказывают, допустим, 30. Остальные отваливаются. Крупные игроки работают так. И очень важно чтобы 1-ая услуга была доступна и понятна клиенту прямо с компьютера в его доме или офисе. О деталях этого можно написать отдельную большую книгу и в данной статье суть пока не в деталях.

Что если уже поздно и все уже произошло

Что если твой малый мебельный бизнес катится к банкротству или уже обанкротился. Может показаться странным, но, возможно, это к лучшему.

Почему возможно? Потому что я не знаю, воспользуешься ли ты предлагаемой мной стратегией.

Но если воспользуешься, то твое банкротство точно было к лучшему. Посмотри, что я предлагаю.

Стратегия для вылетающих

Построение системы продаж в условиях современной структуры коммуникации “клиент-продавец” в мебельном бизнесе – это искусство. Оно требует внимания, концентрации и времени. Именно поэтому для большинства предпринимателей, занятых построением собственного небольшого производства, оно не доступно. Все их внимание и время сконцентрировано на производстве. Они физически не могут выстроить систему продаж, отвечающую жестким современным требованиям конкуренции.

Но если ты освободился от груза старого бизнеса, то ты можешь начать новый. Ты можешь найти производственных партнеров и начать с ними новый бизнес. Ты создаешь и продаешь продукт, а они этот продукт производят.

Лично я именно так и выстраиваю нынешние отношения со своими партнерами. У нас кто-то отвечает за производство, кто-то за создание продукта, а кто-то за построение системы продаж. Варианты интеграции с другими людьми в общее дело могут быть самыми разными.

Чья позиция в таких партнерских отношениях более сильная (эффективная) я писал в этой статье – Дизайнер … Почитай ее после того, как закончишь читать эту статью.

Очень советую не растрачивать ранее наработанную компетенцию. Будь осторожен!

Если ты наработал серьезную компетенцию в мебельном деле, то тебе выгоднее использовать ее и дальше. И постепенно повышать.

Если же ты решишь вовсе поменять сферу деятельности, то представь только, сколько тебе понадобится времени, чтобы прийти к тому уровню знаний, на котором ты находишься сейчас по теме “мебель”.

Все повторится и ты придешь ни к чему во второй раз.

Поэтому повторяю еще раз. Будь осторожен и не растрачивай ранее наработанные знания!

Найди работу в более удачной мебельной компании. Пусть и не слишком за большую зарплату. Пусть продавцом в мебельном салоне. На крайний случай что-то типа такси. Тебе нужна временная работа. Работай. Но при этом учись. Учись тому, как построить свой новый бизнес и свой новый мебельный бренд.

Разберись с такими понятиями как ниша (что конкретно делать), трафик (посетители твоих сайтов), конверсия (перевод посетителей в лиды), лиды (потенциальные возможности), e-mail маркетинг (отправка писем), автоматизация (использование почтовых роботов), копирайтинг (писательское ремесло). В сущности всему тому, чему учусь и что делаю и я. Уверяю тебя. Это потрясающе!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector