17 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мебель из фанеры дизайнерская как продавать

Содержание

«Стартового капитала не было». Как продавец из «Сделай сам» открыл мастерскую дизайнерской мебели

Отправившись однажды на поиски стола и не найдя ничего подходящего, Виктор решил, что сам может сделать и получше. Probusiness.io рассказывает, как он со своим другом и партнером запустил с нуля производство дизайнерской мебели.

– Мы создаем дизайнерскую мебель ручной работы, в основном в стиле лофт, но без принципиальной привязки к нему. И предлагаем довольно необычную, на наш взгляд, альтернативу типовым моделям серийных производителей. Работаем в основном под заказ, делаем штучный продукт, которого, как мне кажется, не так уж много на нашем рынке и еще меньше – по разумной цене. Своих прямых конкурентов мы хорошо знаем, надеемся, что они нас тоже.

Основным ресурсом, который понадобился для запуска бизнеса, были желание и время: начинали с нуля, стартового капитала как такового не было. Многие работы приходилось делать руками: не было ни станков, ни работников. Пахали с раннего утра до поздней ночи без выходных. Так накапливался опыт и первый капитал для дальнейшего развития мастерской. Но обо всем по порядку.

Мебель, которая «просто сделана»

Какое-то время я работал продавцом в магазине «Сделай сам», после устроился менеджером к одному из поставщиков, затем начал подрабатывать в гараже. В какой-то момент понял, что работа с металлом не только по-настоящему увлекает меня, но и денег приносит намного больше. Так началась моя предпринимательская деятельность: я открыл ИП – занимался кузовными работами и покраской автомобилей.

Несколько лет назад мне понадобился стол. Ничего интересного в магазинах я не нашел, а дизайнерские изделия стоили очень дорого. В интернете я увидел интересный пример лофтовой мебели и прикинул, что могу сделать нечто подобное сам. Так появился первый стол. За ним – журнальный столик. Потом я сделал еще пару вещей для друзей, ну и так пошло-поехало. К делу подключился мой друг и компаньон Никита Михеев. Название придумали быстро, хотя я долго объяснял партнеру, что наша мебель – JustMade: «Просто сделано, Карл!» Не стоит искать в этом какой-то особенный смысл.

Когда спрос на мебель вырос в разы и заказов стало намного больше, чем мы предполагали, мы открыли ООО, чтобы была возможность сохранить функции автомастерской и нанимать новых сотрудников для изготовления мебели.

Оборудование – в постоянной статье расходов

На базе мастерской мы арендовали дополнительные площади (обошлось около $250) и кое-какое оборудование, дополнительно потратив на это еще $500–750. Позже пришлось приобрести оборудование для обработки металла и сварки:

  • Сварочный аппарат (от $250)
  • Распиловочный (циркулярный) станок (от $400)
  • Барабанно-шлифовальный станок (от $1000)
  • Ленточно-шлифовальный станок (от $1500)
  • Фрезерный станок, или ручной фрезер (от $230).

Это далеко не полный список – нужно много ручного инструмента (дрели, шуруповерты, рубанки, стамески, струбцины и т.д.). Оборудование у нас в постоянной статье расходов, мы закупаем его систематически, поскольку объемы растут и необходимо по возможности автоматизировать ручной труд, повышая таким образом производительность.

Идеи бизнеса с нуля

  • Категории
  • Сайт
  • Форум
  • Новая тема
  • ГлавнаяБизнес идеиПроверенные успешные идеи бизнеса с нуля
  • Поиск по сайту

Выносная мебель для торговли — свое дело с нуля

Шацький » более года назад

Я организовал свой маленький бизнес торговлей мебелью из фанеры, фактически с нуля. Эта идея у меня возникла, когда я увидел, как торговцы на рынке таскали тяжелую, габаритную мебель. Тогда я подумал, что можно торговать легкой, транспортабельной мебелью, которая легко разбирается и складывается. Такую мебель можно делать из фанеры в домашних условиях. Для изготовления не надо много разных и дорогих инструментов, можно обойтись и подручными инструментами: ножовкой , парой кусков толстой проволоки.

Итак, я купил несколько листов фанеры и начал изготовлять разные стулья, тумбочки, стульчики и другое. Потом я начал делать более габаритную мебель. Для того, чтобы соединить между собой выпиленные куски фанеры делаются пазы, и детали входят паз в паз. Это надежно их держит и не нужны никакие хитроумные крепления. Из фанеры можно сделать все на что хватает фантазии. Различные столы, стулья, стеллажи, тумбочки, лавочки, полки и многое другое. Причем мебель из фанеры делается разных размеров и габаритов.

Для того, чтоб это все продать, я развесил объявления на рынке, возле бутиков и даже на столбах, главное повесить в людном месте. Так у меня появились первые покупатели, начали появляться все новые и новые заказы. То-есть изделия рекламируют сами себя. При всем этом затраты идут только на фанеру, и не нужно никаких лишних затрат на клей, шурупы и другое. Потом я открыл бутик где продаю мебель, множество людей проходит и одни покупают, другие хотят купить, таким способом тоже идет реклама. Если дали заказ можно половину денег взять авансом. Вы делаете продукцию, вам дают остальные деньги.

Таким способом оплаты очень выгодно пользоваться, поскольку вы не ждете месяц на зарплату. И вы можете вкладывать свою выручку в оборот, чтоб хорошо развить свой бизнес. Для этого нужно только ваше желание и целеустремленности. Есть много видов мебели, которую можно сделать из фанеры. К примеру детская мебель с домиком, полки для библиотек под книги, витрины и многое другое. Можно делать все, что придет в голову.

Изготовление мебели из фанеры

Бум мебельного бизнеса прошёл, однако инвестирование в производство и реализацию, если предлагается авторская креативная мебель собственного изготовления, стоит предпринять. Доходность в 40% при надлежащем качестве и востребованности позволит стабильно зарабатывать или расширить производство, нанять дополнительно рабочих.

Стартовые инвестиции — 50 000 рублей.

Насыщенность рынка — средняя.

Сложность открытия бизнеса — 4/10.

Как открыть производство мебели из фанеры с нуля?

Идея хвататься за каждый заказ без разбора пагубна: потребуется большое количество оборудования и оснастки. Задумайтесь о внедрении в достаточно узкую нишу, где гарантированно найдёте заказчиков, а конкуренция не столь велика. Специализация на определённого потребителя или тип продукции оправдывает себя.

Регистрацию ООО или ИП и налогообложение оставим в стороне. По-настоящему важны на первом этапе внешний вид изделия, конструктивные особенности, ремонтопригодность, подбор помещения. Наёмное или собственное, оно должно соответствовать нормам и стандартам.

Минимальные критерии требований:

  • пожарная безопасность;
  • аварийный эвакуационный выход;
  • свободное пространство для действий в рабочей и складской зоне;
  • достаточная освещённость;
  • соблюдение режимов температуры и влажности;
  • вытяжная вентиляция;
  • регулярный вывоз горючих отходов.

Бизнес на изготовлении мебели из фанеры своими руками

Пройдитесь по форумам. Идеи витают, валяются под ногами. Разглядели, ухватились – через несколько месяцев отобьёте вложения. Копировать то, что стоит в салонах – потерять время и остаться ни с чем. Рискуйте на внедрении новинок. Удивляйте, шокируйте. Покупатель любит глазами.

Заявите о себе, иначе как вас найти? Микроскопический сайтик полезен, но недостаточен. Включаем сарафанное радио, правдами и неправдами пилотные образцы выставляем в салонах, выставочных центрах. Дать потрогать потенциальному покупателю руками, вручить листовку – уже полдела. Если предлагается дизайнерская мебель из фанеры, теоретически каждый десятый запишет телефончик.

Производство мебели из фанеры на заказ выгодно при снижении трудоёмкости за счёт упрощения конструкции и вовлечении высокоточного профессионального оборудования. Выручит кооперация с конкурентами. Детали сложной конфигурации разумно заказывать на фрезерных станках ЧПУ. Удешевление заказа принесёт партия – а для этого прежде нужно создать имя и репутацию.

Как сделать мебель из фанеры в домашних условиях?

Существенное снижение издержек даёт использование собственного подсобного помещения.

В чём выигрываем:

  • отсутствие издержек на арендную плату;
  • законченный производственный цикл;
  • инструментарий для производства фанерной мебели частично уже есть;
  • себестоимость производства невелика.

Дизайнер, конструктор, столяр, снабженец и рекламный агент в одном лице – избыток обязанностей. Установка на компьютер программы PRO-100, Cutting – существенная помощь в моделировании и экономном раскрое материала.

Минимальный набор инструментов:

  • дисковая пила с шиной;
  • ручной фрезер;
  • высокоскоростной электролобзик;
  • ленточная и орбитальная шлифмашины;
  • шуруповёрт с регулировкой усилия;
  • промышленный пылесос.

Форматно-раскроечный станок для резки фанеры – идеальный вариант для собственного производства. При покупке бытовой модели проявление придирчивости к люфтам и жёсткости направляющих похвальны. Параллельность реза заготовок выяснится в процессе эксплуатации.

Шаблоны и приспособления дело наживное. На первом месте поиск собственного стиля и стабильных заказов, отработка технологии с исключением неоправданно трудоёмких операций. Кризис принуждает к удешевлению. Что это будет в итоге: домашняя мебель из фанеры, оснащение пунктов питания или детских учреждений покажет востребованность модельного ряда.

Какая фанера для изготовления мебели лучше?

Берёзовая прочнее, но весит больше и не обладает выраженным рисунком текстуры. Некоторые лиственные, как тополь, годятся исключительно на упаковку либо ненагруженные детали. Гибку трудно переносят слоистые хвойные листы. Внешние слои превосходят по качеству внутренние, возможны скрытые в толще стыковки лущёного шпона. Толщина фанеры колеблется с 4 до 40 мм. Чаще встретите марки ФК, ФСФ, АСА.

На что обращаем внимание:

  1. Влагостойкость – кухонная мебель подвержена влиянию пара.
  2. Сортность – нижний предел 2/2, оптимально 2/1. Цифры указывают на качество обеих сторон с учётом сучков, трещин, шероховатости.
  3. Размер – бескаркасная корпусная мебель по габаритам выходит за рамки полутораметровых листов. Сращивание удорожает производство.

По стоимости дешевле фанеры только ДСП. Купить фанеру толщиной 4–21 мм хорошего качества и подходящих размеров выгодно на оптовых базах: исключена пересортица, качество соответствует заявленному. Стабильность формы и сопротивляемость нагрузкам несомненный плюс.

Шпонированная фанера с лицевой стороны декорирована шпоном древесины твёрдых пород: ясеня, бука, дуба. Ориентирована на применение в производстве мебели, декоративных панелей.

Цветная ламинированная фанера ФОФ, ФЛ отличается повышенной водостойкостью. Сопротивление поверхности истиранию, удару высокое. Покрытие чаще двухстороннее. Для кухонных навесных шкафов – то, что надо.

Цена фанеры за лист по регионам сходна. Лист размером 18 х 1220 х 2440 стоит:

  • ФСФ – 1240–1356 р.;
  • ФК – 1320–1406 р.;
  • ФОФ, ФЛ – 1850–2019 р.;
  • шпонированная – 2090–2370 р.

Засучим рукава

Из какой фанеры делают мебель заботливые родители в детской? Предпочтение отдают плитам на основе экологичного карбамидного клея ФК. ФСФ содержит смоляной фенолформальдегидный клей, по сути, это облагороженная ДСП.

Даже высокооборотистая циркулярная пила способна травмировать поверхность сколами. Прорезайте перед раскроем декоративный слой шпонитованной фанеры острым ножом-косяком, рекомендуют ассы – и припуск на обработку не нужен.

Попробуем освоить высший пилотаж: обойдёмся с упругими листами как с пластилином. Мебель из гнутой фанеры привлекает кажущейся сложностью. Табурет на фото внизу удивляет крутыми изгибами без вреда для материала. В чём фокус? В знании физических свойств материала, с которым работаешь.

Секрет прост, освоен дедами на коромыслах и дугах. Заготовки из трёхслойной фанеры обильно промазываются клеем, вкладываются в криволинейную пресс-форму, обшитую металлом.

Простейший винтовой пресс либо струбцины постепенно стягивают половинки пресс-формы. Ускорение полимеризации клея обеспечивается нагревательными элементами, расположенными в теле пуансона и матрицы.

Предохранительная плёнка защищает оснастку от потёков избытка клея. На заднем плане фото видны готовые гнутики. В случае с табуретом, чтобы заготовки не ползли по конической поверхности, потребуется установка упоров. Самодельная мебель требует основательного оснащения. Приспособления – это и скорость, и качество.

Важно: чтобы сохранить деформационные изменения, заготовки последовательно накладываются вдоль и поперёк.

Берёмся за гламурный гарнитур

Кабинетный набор мягкой мебели в стиле лофт смотрится заманчиво. Подушки сидений и спинок закажем специалистам. Наше дело собрать каркас. Допустимы 2 метода изготовления: гибка и сборка с последующей обработкой прямоугольных заготовок.

Рассмотрим оба, чтобы был выбор.

Без долгих объяснений по фото внизу становится понятно, как толстый неподатливый материал становится податливым и послушным. Просто? Не обольщайтесь. Изменение величины угла загиба, добавление одного слоя изменит количество резов.

В нашем случае отогнутые боковины нагрузку не несут. Но представьте, что журнальный столик стал банкеткой или полноценным обеденным столом. Опора на внутренние кромки обязательна – иначе теряется жёсткость, придётся искусственно усиливать конструкцию.

После загиба по шаблону контактные внутренние кромки непременно должны склеиться в местах соединения. Фанерование либо шпонирование торцов после обработки обязательно. Внутреннюю поверхность покрыть желательно.

Второй вариант потребует большой точности, увеличит временя на механическую обработку, но если предпочитаете уверенность в прочности мебели, нарезаем для склейки детали подлокотников и опорное ложе с припуском на толщину листа.

Фрезеруем в шахматном порядке пазы на тугое соединение и клеим. Второй способ затратен по времени и расходу материала: для создания внутреннего радиуса придётся вклеивать поперечину. Покрытие шпоном – дополнительные затраты.

Финишные операции по приданию товарного вида отнимут времени не меньше сборки. Шлифовка, пылеудаление, лакирование с обязательной шлифовкой каждого слоя, чтобы убрать поднимающиеся ворсинки. И, наконец, последний слой лака. Работа деревообработчика завершена, пора становиться удачливым торговцем.

Заключение

Проба сил в мебельном бизнесе не безнадёжна. Рынок отзовётся на предложение нового товара. Подстроиться под динамику спроса небольшой мастерской проще, чем неповоротливым гигантам. Удачи в начинании.

Свой бизнес в кризис. Мебель из фанеры и приложение для поиска парковки

В прошлый раз было много хороших отзывов о том, как полезна рубрика «Свой бизнес». Остальные письма я опубликую чуть позже, а пока вернёмся к вашему бизнесу. В эту субботу у нас мобильное приложение, которое даже в Москве позволит отыскать свободное парковочное место, а также мебель из фанеры, которую можно будет собирать как конструктор.

Илья Хафизов из Санкт-Петербурга рассказал мне, как в России можно открыть своё мебельное производство и даже замахнуться на монополию «Икеи».

Студия авторской мебели из фанеры Lamelli

На волне патриотических и духоподъемных лозунгов об импортозамещении, а так же в связи с падением рубля и удорожанием всего заграничного мне и двум моим друзьям пришла идея запустить в России производство стильной и современной мебели.

Начинали мы виртуально – отрисовывали модели стульев и столов в стиле «лофт» или модерн, которые состояли бы из простых плоских деталей и легко соединялись между собой. Насчёт материала фактически не думали, так как фанера – это экологично, прочно и выгодно. Когда наконец родились первые вменяемые чертежи с минимумом деталей и простыми, но скрытыми соединениями, отдали их на мебельное производство. Пилотное кресло из березовой фанеры вышло не очень дешевым – 6000 рублей, причём даже при партийном производстве его цена была бы не меньше 4000 рублей.

В этот момент мы приняли решение идти в премиум-сегмент и «выдавливать» итальянский и немецкий дизайнерский продукт. Для сравнения: итальянский стул схожих размеров и внешнего вида стоит 15-17 тысяч, а немецкие аналоги – до 19 тыс. Мы готовы были продавать на 30-40% дешевле: за 9-10 тыс. рублей.

После изготовления первого стула мы склепали сайт, повесили там стулья, столы и запустили маленькую рекламную компанию на Директе. Поскольку эта мебель не имеет аналогов (в свободной продаже нет авторской мебели из фанеры вообще, только кустарные производства или заказные единичные изделия), сразу появился отклик. Частные клиенты хотели столы и стулья для столовой и кабинетов, рестораны и мебельные компании хотели обставить бар, дизайнеры хотели разрисовать эту мебель. Но была одна проблема – цена. Для Питера эти цены высоковаты, частники отпадали почти сразу.

Для рестораторов мы привлекательны сроками: мы начинаем отгрузку через 10-15 дней против 60-90 дней из Европы или 90-120 дней из Китая. Ну и гарантии качества и возможность докупать единичные позиции без сильного увеличения стоимости. Плюс эта мебель ремонтопригодна, в ней можно заменять отдельные детали или же шлифовать и перекрашивать ее. Береза – достаточно прочный материал.

Итогом 1 месяца вялой рекламы стал 1 частный заказ на комплект для столовой и пару предметов для гостинной. Выполнили их на том же производстве, где и первое кресло. Но за этот месяц мы проговорили с десятком потенциальных клиентов и по-другому взглянули на наши задачи и наш продукт.

Большинству все равно, что у нас все крепления скрытые и нет поперечных ребер на ножках, многим даже все равно, что у нас покрытие маслом, которое требует очень тщательной шлифовки как перед, так и после тонировки. Людям нужно стильно и дешево, детали имеют мало значения.

В июне мы приступили к разработке бюджетной линейки. Она почти ничем не отличается по дизайну от более дорогой мебели: все дело в мелочах. Мы сделали открытые крепления, как на икеевской мебели, мы сделали сквозные пазы для сборки, чтобы как 3D-конструктор можно было сначала собрать, а потом завернуть в готовые отверстия пару винтов. И вот на днях мы планируем изготовить пилотные стулья и столы эконом-класса.

Делать это на мебельном производстве невыгодно ни нам, ни им, поэтому новая линейка будет сначала вырезаться из листов на фрезерном производстве, потом шлифоваться и тонироваться на малярном, а собирать её будет сам покупатель. Себестоимость стула при таком варианте изготовления составляет порядка 1500-1800 руб. при партийном изготовлении и 2000-2300 при единичном. Реализационная стоимость стула в таком случае может быть на уровне 3-4тыс. руб, что значительно приближает нас к народным массам. Обивку будем также делать отдельными деталями с креплением на готовый стул, т.е. обивку для мебели можно будет всегда докупить отдельно. Работа по изготовлению таких аксессуаров пока ещё не начата.

Инвестиции и планы

Материальные инвестиции на данный момент копеечные: пилотные изделия стоили в общей сложности 55 тыс.руб, с учетом всех неудачных изделий и проб из массива дуба (проблема неудач – криворукие и лживые подрядчики, которые, не понимая вопроса, пытались что-то сделать без ЧПУ или с большим применением ручного труда). Плюс сайт и небольшая рекламная компания в Директе – еще 35 тыс. Нематериальные вложения – это 2,5-3 месяца труда троих человек по вечерам и выходным в совмещении с основной трудовой деятельностью.

Требуемые срочные инвестиции, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки – от 700 тыс. до 1 млн 100 тыс. рублей, в том числе пилотные изделия различных коллекций (кухня, ванная мебель, аксессуары, отделочные материалы и интерьерный декор из обрезков), участие в выставках, рекламные материалы, буклеты, создание интернет-магазина на сайте и, самое главное, мощная рекламная компания тысяч на 500-600.
Эти инвестиции отобьются в течение года со 100%-й отдачей.

Инвестиции в организацию производства я оцениваю в 8-8,5 млн.руб., в т.ч. оборудование – 2,5-3 млн, зарплаты – 3,6 млн (с учетом налогов), аренда и накладные – 1,5 млн. Срок окупаемости этих инвестиций – 3-4 года, с последующей годовой отдачей 25-30% годовых.

Наши планы на 2015-2016 года: расширить линейку товаров, чтобы нашей мебелью можно было упаковать весь интерьер помещения кабинета, кухни, столовой, ванной, а так же выпустить линейку аксессуаров и предметов декора из обрезков (стеновые панели, напольная плитка из фанерных шестугольников или более сложных форм, подставки для ноута, планшета, телефона, светильники), довести продажи до 100-120 изделий в месяц (20-30 комплектов), выйти на Москву, открыть шоу-рум и организовать собственное производство.

Имея собственное производство, можно говорить о складской программе и выходе в Европу. Сейчас я работаю над презентацией и бизнес-планом для инвесторов.

Мобильное приложение для поиска парковки ParkApp

Основатели проекта Евгений Либерманн и Михаил Щеглов, которые дружат уже более 11 лет, столкнулись с проблемой лично, когда переехали из Екатеринбурга в Москву. Пытаясь припарковаться возле одной из московских кофеен в час пик буднего дня, ребята не смогли найти ни единого свободного парковочного места, плюс улицы вокруг патрулировали эвакуаторы, и парковаться было не только сложно, но и опасно.

С чего все началось

«Не будем колесить и искать парковку, а дождемся, когда кто-нибудь из водителей уедет, – такое решение мы приняли тогда, и, к нашему великому удивлению, один из автомобилей буквально через минуту покинул парковку. – Это удача с вероятностью один на миллион в таком мегаполисе как Москва! Давайте превратим удачу в точную информацию и предоставим ее водителям в виде мобильного приложения!»

Приложение было разработано на собственные средства собственными силами и представляло изначально примитивный способ «parking sharing» показать, кто и на какой период припарковался. Приложение было бесплатным и не содержало встроенных покупок. Единственным интересным ноу-хау в нем было автоматическое распознавание обочин и проезжих частей. Таким образом, ParkApp-алгоритм срабатывал только если вы припарковались на парковке или обочине.

Приложение попало в Best New Apps, и быстро взлетели инсталлы, но из-за отсутствия определенного функционала и сомнительной пользы быстро лишилось своих пользователей.

Мы получили отличный урок, конструктивные рекомендации пользователей и готовы были разработать полноценное парковочное приложение, построенное на краудсорсинге с внедренной социальной сетью (персональные страницы, мессенджер, фид). Но увы, денег на содержание себя и наем дополнительных разработчиков не было.

Основатели, полные уверенности в успехе новой стратегии и «правильной» версии приложения обратились за поддержкой в фонд ФРИИ. С полным отсутствием продаж и даже готового к продажам продукта, сопровождая этот факт комментариями, что мы слишком рано обратились во ФРИИ, нас поддержали и приняли в акселератор. Мы получили инвестицию от ФРИИ и чуть позже, 31 декабря, seed-инвестицию от частного ангела-инвестора, являющегося основным поставщиком паркоматов страны.

Откровенно говоря, мы совершили практически все уму постижимые ошибки, которые можно совершить на этой стадии – как в плане бизнес-модели, разработки, найма персонала, так и пиара. 3800 часов работы, 2000 часов тестирования, 217 сборок приложения и почти 6 миллионов рублей затрат. Весной 2015 года мы объявили о запуске приложения. Сейчас у нас более 70 тысяч пользователей.

Мы приняли решение приучать пользователей платить за пользу приложения сразу и не бояться продавать то, ради чего был проделан такой объем работы. Мы разработали и интегрировали в ParkApp встроенные покупки за расширенный функционал: отображение и навигация по бесплатным парковкам центра города, возможность отправить SMS водителю, имея только номер его автомобиля и, конечно, автоматические предупреждения о патруле эвакуаторов.

Однако некоторый функционал, уже сейчас приносящий прибыль стартапу, останется бесплатным для наших пользователей. Водитель на всей территории России, Украины, Белоруссии и Казахстана имеет возможность вызвать мобильный автосервис или эвакуатор в случае поломки машины через кнопку SOS в боковом меню и оплатить услугу по тарифам соответствующей ближайшей компании, определяемой исходя из геолокации самого пользователя. По одной Москве в месяц происходит более 2000 подобных случаев. Примерные расчеты показывают, что при таком раскладе совокупная выручка с этой услуги может достигать 1,5 миллиона рублей в месяц. ParkApp будет получать свой честный процент за услугу, который, конечно же, не накладывается поверх стоимости услуги и вычитается из выручки поставщика услуги, а не из кармана пользователя.

Сегодня мы стратегически сосредоточены на наборе критической массы пользователей (1 миллион человек в 2016 году) и укреплении своих позиций на парковочном пространстве России и Великобритании. В перспективе через приложение можно будет не только находить свободные и бесплатные мета в городе, но и удобно быстро оплачивать парковки. Также ведутся переговоры с несколькими автопроизводителями по вопросу партнерских программ и интегрирования приложения в бортовой компьютер автомобиля, что повлияет на сплоченность автовладельцев определенных марок и улучшит атмосферу на дорогах.

Изначально идея приложения о парковках не содержала никакой бизнес-модели и была больше приложением «just for fun». Сегодня ParkApp оценивается в 3 миллиона долларов, открыт для новых инвесторов, готов для экспансии в другие страны, и нам кажется это только началом пути.

Правила рынка: Кто делает (и как продает) дорогую дизайнерскую мебель

  • Яна Бородюк

Дубовая мебель Дениса Милованова для галерей

Столяр-краснодеревщик Денис Милованов делает мебель из цельного массива дуба и по старой русской традиции вываривает ее в масле — для большей прочности. Шкаф линейной модели стоит 250 000 рублей, объекты на заказ обойдутся в разы дороже. Консоль, которую Милованов изготовил для одного из первых проектов, вышла заказчику в 750 000 рублей.

История студии Denis Milovanov Workshop началась 5 лет назад, когда во время прогулки по Терлецкому парку столяр увидел поваленные после санитарной рубки деревья.

— Я тогда вышел из проекта «Ремесло 937», где мы с партнером делали из дерева чашки и плошки, и думал, чем заняться дальше. А тут эти поваленные дубы, — вспоминает Денис. — Я выкупил все пять штук за 10 000 рублей — совсем дешево.

Вдохновленный резными избами русского Севера и творчеством архитектора Захи Хадид, дизайнер отвез деревья на дачу в Подмосковье и за полгода создал из них первые пять кресел. Денис отправил фотографии изделий в Contemporist — популярный англоязычный блог об архитектуре и дизайне. Снимки опубликовали, потенциальные клиенты завалили Дениса письмами, но заказов те переговоры не принесли.

— Люди узнавали цены, спрашивали кто я, а потом исчезали, — рассказывает Денис. — На Западе не принято сотрудничать с неизвестными дизайнерами. А я тогда был выскочкой, который появился, как черт из табакерки.

Через полгода Милованов завязал с мебелью и с напарником открыл пекарню за 150 км от Москвы. Однажды ему пришло письмо с предложением о сотрудничестве от английской ландшафтной студии Dan Pearson Studio, которая работала над проектом футуристического дома. Его Владислав Доронин строил для Наоми Кэмпбелл.

— Я ответил, что теперь у меня совсем другой бизнес. Но в ходе переговоров выяснилось: проектом занимается Заха Хадид, творчество которой мне всегда импонировало. Это был ее первый проект для частного клиента. Тут я уже не смог отказать.

Дом выглядел как космический корабль из фильма «Звездный путь». Территорию вокруг хотели оформить так, будто этот корабль только приземлился на Землю. Участок разделили на несколько зон, для каждой Денису предложили придумать объект. Он сделал скетчи и удостоился высшей похвалы, на которую только была способна Заха Хадид. Она сказала: «Ничего особенного, но мне подходит».

Однако Доронин и Кэмпбелл разошлись, проект заморозили, объекты не сделали, денег не заплатили.

Спустя пару месяцев Милованову предложили создать несколько предметов для многоэтажной квартиры в Москве.

— Заказчик рассказал, что он примерно хочет, и пригласил в квартиру. Я сразу понял, что нужна консоль — там для нее была отличная ниша. Кроме того, решили сделать обеденный стол и арт-объект в виде тотема.

Материал Денис закупил на Северном Кавказе: там весной из-за селевых потоков падает много деревьев. Дизайнер сам поехал на место, договорился с лесничими о выкупе падших дубов (покупал «на дрова»), оформил документы и привез 30 тонн кавказского лесного массива в Подмосковье. Обошлось это в 40 000 $, которые на развитие бизнеса Милованов занял у родственника. На даче дубы не помещались, и Денис снял мастерскую в Павловском посаде за 50 000 рублей в месяц.

Объекты, которые Денис сделал для московской квартиры, принесли ему 1,5 млн рублей прибыли. Дело пошло — о пекарне дизайнер окончательно забыл.

Основные покупатели мебели Дениса — дизайнеры интерьеров, архитектурные бюро и галереи. Поэтому когда на французском мебельном фестивале Maison et Objet дизайнер познакомился с парижским галеристом Армель Сойер, то сразу задумался о сотрудничестве. Сойер предложила представить на ее выставке коллекционного и антикварного дизайна три любых объекта Denis Milovanov Workshop и сказала, что если публика заинтересуется, то сотрудничество продолжится. На выставку привезли консоль, панно и кресло. И Армель, и публике всё понравилось. В феврале 2016 года в Galerie Armel Soyer была организована соло-выставка работ Дениса.

Сегодня именно через Galerie Armel Soyer продается большая часть коллекции Дениса Милованова. А для дизайнеров интерьеров на базе Denis Milovanov Workshop создали еще один бренд — SOHO Consept. В отличие от объектов Denis Milovanov Workshop, мебель SOHO Consept больше подходит для жилых помещений, чем для галерей. Изделия обоих брендов покупают преимущественно в Европе: в России дизайнерская мебель пока не популярна.

— На выставке в московском ЦДХ молодая семейная пара спросила, сколько стоит шкаф, — рассказывает управляющий партнер студии Denis Milovanov Workshop Алиса Бурмистрова. — Мы назвали стоимость, а они захихикали. Другой реакции у них не нашлось. На Западе же мы в тренде, поэтому первостепенная задача на ближайшее время — хорошо закрепиться на европейском и американском рынке.

Объекты из искусственного камня Анны Струпинской

Опыт дизайнера Анны Струпинской подтверждает тенденцию: российская мебель популярна в Европе. Работы Анны участвовали в London Design Week и выставлялись на крупнейшей международной выставке дизайнеров мебели — Salone del Mobile в Милане.

Струпинская придумывает мебель и предметы интерьера, а производство заказывает мастерским. Найти подрядчика — главная сложность, по признанию девушки. Один из самых популярных объектов — лампу Symphony — она до сих пор вынуждена делать самостоятельно вместе с мужем.

— Мне нравится интерпретировать вещи на современный лад, — говорит Анна. — Предполагать, как бы выглядел тот или иной предмет, если бы его сегодня сделал кто-то из дизайнеров и архитекторов прошлого, например Владимир Шухов.

Дизайнер окончила Московскую государственную художественно-промышленную академию им. С. Г. Строганова, а затем уехала учиться в Италию. Знания, полученные в России, Струпинская считает недостаточными и устаревшими.

— После возвращения в Москву я на фрилансе занималась дизайном интерьеров и экстерьеров. Знакомые подбросили проект дома 2 000 м² в Подмосковье, над которым мы вместе с другими дизайнерами работали почти 2 года, — вспоминает Анна.

В 2013 году она услышала о книге-каталоге дизайнеров Rub Design Book, для которой как раз отбирали проекты. Струпинская сделала два: стол из кориана (искусственный камень) и лампу. Обе работы опубликовали.

— Позже создатели книги предложили бесплатно выставить какой-нибудь мой объект на London Design Week. Я была безумно рада, но у меня не было ни одного готового изделия — только проекты. Я тут же разослала чертеж стола по мебельным студиям с вопросом, могут ли они изготовить объект и во сколько это обойдется.

В этот же день на письмо Анны откликнулся неизвестный ей производитель мебели из Электроуглей, которому стол из кориана настолько понравился, что он пообещал сделать его бесплатно. Пока шла работа, Анна выяснила, что транспортировка объекта в Англию обойдется в 50 000 рублей. Тогда для нее это было слишком дорого. Кроме того, производитель не успевал в сроки и сдал Анне стол спустя несколько недель после окончания London Design Week.

— Нужно было что-то легкое и удобное для транспортировки, — рассказывает Анна. — Так мне пришла в голову идея создать объект — recycling-лампу из 50 галогенных лампочек. Мне они нравятся, у них есть свое обаяние, и зачастую их жалко выбрасывать. Мы начали рассуждать на тему «лампаизлампочек» и придумали, что силикон отлично справится с задачей фиксации галогенок внутри, а также создаст нужный нам эффект мистического парения. После этого мы нашли в IKEA подходящие металлические миски, которые и стали формой для нашей лампы.

В Англию Струпинской попасть не удалось. Она неправильно оформила документы, и визу не дали. Но лампа на London Design Week все-таки полетела.

Что же касается стола из кориана, то его дизайнер выставила на Moscow Design Week, где объект тут же купили за 80 000 рублей. Эта продажа стала первой для Анны.

Она начала участвовать во всех значимых выставках. Самой важной стал Миланский международный мебельный салон, для которого Анна с мужем сделали параметрическую лампу Symphony.

— Участие на мероприятии стоит дорого — 4 000–5 000 евро за площадку 3×3 метра. Мы арендовали место с группой дизайнеров, поэтому разделили сумму между собой, вышло по 20 000 рублей с человека, — делится Анна.

После была победа в конкурсе производителя кориана Corian DuPont. Проект ванны Струпинской жюри признало лучшим в категории «Профессионалы».

Сейчас дизайнер продает по 10 изделий в месяц. Самый популярный объект — стул из винных пробок, который заказывают для баров и ресторанов.

— Основные покупатели — дизайнеры интерьеров, ищущие что-то необычное для своих проектов. Однако я вижу растущий интерес и среди обычных людей, которым надоело покупать всё в IKEA.

Шкафы из рыбацких лодок Яна Аверкиева и Екатерины Югановой

Создатели проекта LikeLodka Ян и Екатерина Аверкиевы изготавливают и продают стеллажи, кресла и столы ручной работы. Производство находится в Индонезии на небольшой фабрике. Мебель делают из деревянных лодок, на которых до этого 15–20 лет плавали рыбаки островов Бали, Ява, Ломбок, Сулавеси. Шкафы стоят от 45 000 до 120 000 рублей, покупают их обычные люди, реже — бары и дизайнеры интерьеров.

Несколько лет назад Ян и Катя работали финансистами в крупном агропромышленном холдинге и жили в офисном раю: бесплатная сотовая связь, закрепленные парковочные места, высокая зарплата и завидные перспективы роста. В один момент пара загорелась идеей бросить всё и создать небольшой, зато собственный проект.

— Когда много и «увлеченно» работаешь по пять дней в неделю, креативные идеи не приходят. Поэтому мы уволились, а подумать о том, чем хотим заниматься дальше, решили после отдыха, — рассказывает Катя. — Продали два автомобиля и почти все вещи, а затем отправились путешествовать по юго-восточной Азии — за полгода 15 стран.

На Бали пара увидела стеллаж из старой рыбацкой лодки. Он настолько зацепил Яна и Катю, что они решили: это и будет их новым делом.

Два месяца ушло на бизнес-план и чертежи, а еще три недели — на поиск мебельной фабрики. Когда казалось, что дело в шляпе, одна за другой всплывали новые сложности. Например, выяснилось, что сотрудники фабрики не умеют читать чертежи. Кроме того, на Яве (свою партнерскую фабрику ребята нашли именно на этом острове) не работают отношения в стиле «руководитель — подчиненный». Там всё делают по дружбе:

— Если ты намекнешь работнику, что имеешь право что-то требовать, потому что платишь деньги (а ведь так оно и есть), то он обидится, уйдет и ничего делать не будет. Руководитель фабрики за это не ругает, потому что везде такая позиция: мы никуда не спешим, дедлайнов не существует, а мир прекрасен.

Предприниматели не понимали, как получить качественную работу в срок. Поэтому Ян и Катя сделали один стеллаж сами, как образец. Местные посмотрели на изделие и продолжили работать по-своему. Тогда пара устроила мастер-класс.

— Сотрудники фабрики смеялись над нами. Им было весело наблюдать, как два европейских дурака стоят и шкурят перед ними лодки, — улыбается Ян. — Но нужного эффекта мы добились.

Спустя несколько месяцев у предпринимателей была первая коллекция стеллажей — 70 штук. На производство, доставку в Россию, таможню и аренду мастерской и прочие стартовые расходы ребята всего потратили 1,8 млн рублей.

Пара отправила контейнер с товаром в Москву, улетела следом и арендовала склад 16 м² на Таганке, где и разместили мебель. Был 2014 год.

— Мы провели мини-презентацию, на которую пригласили друзей и знакомых. Друг-дизайнер сделал сайт, и мы сели ждать звонков, — продолжает Катя.

Сидели месяц, но никто не звонил. Сделали имейл-рассылку по дизайнерам и ресторанам — никто не ответил. Тогда пара решила участвовать в Московском международном мебельном салоне. В основной экспозиции квадратный метр стоил 300 евро, требовалось минимум пять «квадратов» — выходило дорого. Однако там была площадка для начинающих дизайнеров, где предоставляли неограниченную площадь за смешные деньги — 10 000 рублей. LikeLodka привезла туда 15 стеллажей и комод. На выставке состоялась первая сделка: один человек купил 5 лодок-стеллажей.

Катя и Ян начали выставляться на всех популярных городских событиях, таких как фестиваль журнала Seasons of life, «Усадьба Джаzz» и День города. Как правило, участвуют бесплатно — умеют договариваться с организаторами.

Половину вещей пара продает на выставках, через сайт и партнеров, другую половину — в Instagram. Первая коллекция разошлась за 9 месяцев, причем почти ½ заказов поступила из регионов. Сегодня основная часть клиентов LikeLodka — из Москвы, количество же покупателей из других городов резко упало. Предприниматели объясняют это новыми ценами, которые пришлось поднять из-за ослабления рубля во время кризиса 2014 года. Но они уверены: если рубль окрепнет, покупатели из регионов вернутся, столичные останутся — и дело будет расти в разы быстрее.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector